Печать
Категория: Мир Театра
Просмотров: 2770

 

 

Говорят, что театр начинается с вешалки. Собственно, кто и когда так решил? Почему именно с этого, а не какого-либо другого предмета? Давайте разберемся, по какой причине появилось данное выражение.

Почему театр стал начинаться с вешалки?

Авторство этой фразы приписывается знаменитому театральному режиссеру Константину Станиславскому.

Правда, ни в документах, ни в воспоминаниях очевидцев она не фигурирует. Но возможно, речь идет об одном из мест в письме Константина Сергеевича к цеху гардеробщиков МХАТ от 23 января 1933 года. В нем говорится:

«Наш Художественный театр отличается от многих других театров тем, что в нем спектакль начинается с момента входа в здание театра. Вы первые встречаете приходящих зрителей...».

Скорее всего, мнение о том, что театр начинается с вешалки, сложилось на основании этого отрывка из письма: эта фраза стала лаконичным и запоминающимся тезисом.

Кстати, сами вешалки (то есть гардероб) появились в театре в конце 19 века. До этого момента зрители не раздевались.

Более того, во время спектакля можно было есть и не заботиться о соблюдении тишины!

Фраза о театре и вешалке стала расхожей в нашей стране. К примеру, ее нередко использовали писатели и журналисты, чтобы выразить оригинальную мысль.

Вот несколько отрывков из советских изданий:

«Перефразировав известные слова о том, что театр начинается с вешалки, можно сказать: магазин начинается с витрины» («Это касается каждого», «Веч. Москва», 26 января 1961 г.).

Еще один:

«Говорят, что театр начинается с вешалки. Книга, наверно, начинается с ее внешнего вида: переплета, заставок и прочего» (В. Соловьев, К нам через столетия… — «Звезда», 1963, № 4, с. 213).

И такой пример:

«Я очень радуюсь, что моя давняя мысль о том, что слова Станиславского — «театр начинается с вешалки» должны быть поняты расширенно, современно, находит свое отражение в практике многих театров… в частности, в спектакле «Десять дней, которые потрясли мир» фойе оживает еще до начала спектакля…

Театр должен всеми средствами развивать и укреплять эту свою магическую волшебную возможность, устанавливая живые взаимосвязи со зрителями» (Ю. Завадский, Живой театр, «Известия», 28 июля 1965 г.).

Как можно трактовать это выражение?

Возможно, Константин Станиславский просто хотел поблагодарить гардеробщиков за их работу и не вкладывал никаких сакральных значений в своем письме. Мы об этом можем только догадываться.

Зато доподлинно известно, что фраза о роли вешалки в театре обросла множеством трактовок. Одна из них говорит о том, что в «храме искусства» все должно быть идеальным – от вешалки до представления.

Кроме того, само заведение диктует зрителям свои условия, которым необходимо подчиняться: театр предполагает другое поведение по сравнению с прочими местами.

Также считается, что именно гардеробщики задают тон и настроение посетителям: от них зависит, в каком состоянии духа мы проведем время в театре.

Более того, принимать одежду могут сами артисты (такое нередко практикуется), поэтому действо может начаться прямо у вешалки.

Выражение может подчеркивать важность работников гардероба – они являются людьми, преданными театру, горячими поклонниками своего дела.

В холодное время года без вешалки заказан путь в зрительный зал: одежду необходимо сдать, чтобы чувствовать себя комфортно и не мешать соседям.

Наконец, эта фраза может относиться к артистам: с какими бы проблемами они не пришли в театр, они должны «оставить их на вешалке», надеть костюм и выйти к зрителям.